Песни джидинских бурят

Дата публикации: 10.12.2019

Песни джидинских бурят

 

          В сентябре 2017 г. специалистами Республиканского центра народного творчества осуществлена фольклорная экспедиция в Джидинский район Республики Бурятия. Работа по сбору образцов песенного творчества джидинских бурят проводилась в двух селах  района - Алцак и Цагатуй. Были записаны песни от 5 народных исполнителей в возрасте от 68 до  97 лет. 4 исполнителя родились и выросли в Джидинском районе, они являются представителями этнической группы сартулов, 1 исполнительница – уроженка Закаменского района и относится к роду хонгодоров, после замужества проживает в Джидинском районе. Перечислим их имена: Буянтуев Мунко Ринчинович, 1939 года рождения, уроженец с. Алцак, Будаева Гармажап Ринчиновна,1932 года рождения, уроженка с. Алцак, Лубсанов Буда-Сурун Чагдурович, 1930 года рождения, уроженец с. Алцак, Чагдурова Цыбикжап Цыреновна, 1920 года рождения, уроженка с. Цагаатуй, Занаева Доржо Базаровна, 1932 года рождения, родилась в с. Санага Закаменского района, с 1952 года живет в с. Цагаатуй.

        Всего было зафиксировано 16 песен разных  жанров: 3 древние охотничьи - «Ара хангайда бэлчээритэй»,  «Боовор, булаг», «Тэхын эбэр», 5 исторических – «Томо шурэ диншэмнай», «Холбоо нуур», «Хоёрхон рельсэ хотолзуулhан», «Ногоонойнгоо ундэртэ», «Аачамар урдасан Сэлэнгэмнай»,  7 лирических -  «Эмниг хээр», «Хангал сарашни дошхонхон даа», «Харьялдаг булаг», «Хадын ундэрые суудэрлуулсэн», «Сайхан голой эхиндэ», «Ургэнхэн Санага», «Алцак нютага магтач», 1 шуточная – «Болоон тэсэрхэй машинаар».

        Исполнители, родившиеся и выросшие в Джидинском районе напели сартульские песни. Для наречия этой этнической группы бурят характерно произношение сильного спиранта «с», вместо общебурятского фарингального звука «h», а также «ч» вместо «ш», «дз», «дж» вместо «з», «ж».

         Уроженка Закаменского района исполнила песни хонгодоров, которые она слышала от своих родителей, старших родственников и пела в годы юности.

         Две песни, которые мы отнесли к жанру охотничьих – «Ара хангайда бэлчээритэй», «Боовор, булаг» исполнены Лубсановым Буда-Сурун Чагдуровичем, 1930 г.р. Народный певец также поясняет, что эти песни пели его предки во время охоты. В этих песнях нет привычного для бурятских народных песен воспевания образа коня, а фигурируют лесные промысловые животные – изюбр, соболь, бобер, что говорит о том, что созданы они были еще до наступления скотоводческого периода, когда охота являлась основным видом хозяйственной деятельности бурят.       

          Этим двум песням - «Ара хангайда бэлчээритэй», «Боовор, булаг» - характерны напевные, пластичные мелодии с одним ладозвукорядом – узкообъемной ангемитонной тетратоникой – 2-3-2 (des-es-ges-as).  Вариант песни «Ара хангайда бэлчээритэй» в исполнении участника республиканского конкурса «Алтан гургалдай» Сергея Добчинова, 1962 г.р. расшифрован мной и содержится в первой части Электронной базы бурятских народных песен. В исполнении талантливого народного певца Сергея Добчинова песня предстает в совершенно ином, отличном от напева, сообщенного Лубсановым  Буда-Сурун Чагдуровичем, мелодическом «обличие» - красивый, полетный звук, связанный со свободным дыханием, развитые внутрислоговые распевы, богатая мелизматика, широкий диапазон ангемитонного ладозвукоряда в обьеме ноны (fis-h-d-e-fis-a), интонационное движение, сочетающее поступенность и квартовые, квинтовые, октавные скачки внутри и на грани музыкальных фраз. Этот вариант песни является ярким образцом протяжной бурятской народной песни, с мелодией, возможно, более позднего происхождения, то время как напев, сообщенный Лубсановым Буда-Сурун Чагдуровичем представляется более «архаичным».

          Мы предположили, что к жанру охотничьих песен относится песня «Тэхын эбэр», исполненная Будаевой Гармажап Ринчиновной, 1932 года рождения, уроженкой с. Алцак.  Исполнительница относит эту песню к ранним песням бурят, говоря «бэри эртын дуун» (самая ранняя песня). По ее словам, исполнение этой песни сопровождалось возгласами «Эе! эе!», что дает возможность предположить, что песню исполняли коллективно, возможно перед охотой, или во время привала на охоте, куплеты исполнялись одним певцом, или группой, а возгласами «Эе! Эе!» коллектив поддерживал исполнителей. В песне воспеваются природные богатства тайги – косуля, изюбр (их рога сравниваются с древним оружием бурят – луком), которые поэтически сопоставляются с ценностями коллективной родовой жизни. Здесь мелодия строится на ангемитонная пентатоника (с-d-f-g-a).

          Историческую песню «Холбоо нуур» сообщил Буянтуев Мунко Ринчинович, 1939 года рождения, уроженец с. Алцак. Исполнитель пояснил, что эту песню пел его отец Жигжитов Базаржап Чойнболович (1910-1965). В песне поется о цесаревиче Николае, будущем императоре Николае II. Вероятно, в ней нашли отражение исторические события 1891 года, когда г. Верхнеудинск во время путешествия по Восточной Сибири посетил цесаревич Николай Александрович. К визиту будущего императора готовились задолго до его приезда: в честь прибытия августейшей особы была выстроена триумфальная арка в центре города. Визит цесаревича был таким большим событием, что в последующие несколько лет отмечались годовщины с момента его приезда. Неудивительно, что цесаревич в то время и для бурят являлся особо почитаемой личностью и описанное историческое событие нашло свое преломление в творчестве народа. Удивительно то, что песня эта сохранилась в памяти народа, пройдя испытание временем - периодом советского государства, когда любые упоминания о царском режиме были под запретом.

           Мелодия песни пластична, широкого диапазона - в ее основе ангемитонный полиопорный ладозвукоряд в объеме септимы (d-f-g-а-c), с терцовыми, квартовыми, квинтовыми скачками. Внутрислоговые распевы, богато украшающие мелодию, исполняются не на одном слоге, а на дополнительных слогах, для чего в текст песни вводятся слоги (гласный звук остается от предыдущего слога, но с новым согласным звуком, здесь h). Этот прием распева характерен для бурятской песенной традиции и отмечен многими исследователями. Но в то же время в этой песне мы встретили прием распева, который встречается довольно редко – это словообрывы, характерные для русских народных песен. Часть недопетого слова имеет свой мотив, затем следует пауза в мелодии и окончание слова звучит уже с другим мотивом (например слово «хан» распевается следующим образом: ха- пауза- (hа)н. Этот прием распева очень интересен с точки зрения рассмотрения процессов инокультурных заимствований. Вопрос генезиса мелодики народных песен джидинских бурят с привлечением большего объема фольклорного материала заслуживает пристального внимания этномузыковедов.

           Вторая историческая песня «Хоёрхон рельсэ хотолзуулhан» сообщена Занаевой Доржо Базаровной, 1932 года рождения, уроженкой с. Санага Закаменского района. Очевидно, что эту песню, созданную во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., исполнительница привезла с собой в Джидинский район со своей родины, об этом свидетельствуют диалектные особенности текста. По сообщению информанта, она пела ее в пору молодости в с. Санага. Героиня песни обращается к близкому человеку с просьбой вернуться с фронта, внести свой вклад в приближение долгожданной победы. В основе напевной мелодии – ангемитонная тетратоника (а-с-d-e).

            Исполнительница третьей исторической песни «Ногоонойнгоо ундэртэ» Чагдурова Цыбикжапа Цыреновна, 1920 года рождения, уроженка с. Цагаатуй, относит ее к советскому периоду. Песня повествует о людях, пострадавших во времена сталинских репрессий. В стихотворном тексте противопоставляются образы коня, теряющего узду, и человека, теряющего родину, любимого человека. Интересна мелодия этой песни. Она аскетична, ей характерны речитативность, пунктирный «рваный» ритм, квартовые интонации, узкообъмный лад- ангемитонная тетратоника (g-a-c-d), мелодические фразы прерываются паузами, напоминая взволнованную речь. Такого рода мелодии довольно редко встречаются в бурятской песенной традиции, она как будто также «оторвана» от своих корней, как и герой песни…

         Четвертая историческая песня «Аачамар урдасан Сэлэнгэмнай» сообщена Будаевой Гармажап Ринчиновной,1932 года рождения, уроженкой с. Алцак. Эта песня создана в послевоенный советский период, рассказывает о возвращении фронтовиков домой, восстановлении колхозов, мирной жизни. В основе пластичной, жизнерадостной мелодии - ангемитонная пентатоника (с-d-e-g-a).                                             

          Будаева Гармажап Ринчиновна исполнила еще одну песню, которую специалисты Республиканского центра народного творчества отнесли к жанру исторических песен. Сама исполнительница поясняет, что песней этой сопровождали укачивание ребенка, то есть, возможно, это колыбельная песня. Вместе с тем во время исполнения певица задорно смеется. Что это? Может быть эта песня шуточная? Истина лежит где-то по середине. В песне повествуется о бедной девушке, дочери Дампиловых и богатом купце Жамсаране, которому не под силу завоевать сердце девушки. Возможно, эта песня возникла как отклик народа на произошедшую когда-то историю о людях, живших в действительности. Она высмеивает человеческие пороки – чопорность и чванливость и воспевает положительные человеческие качества – скромность и честность.

           В мелодии песни ровный метр, присутствует ритмическая формульность – чередование двух шестнадцатых и четверти с точкой, она как бы покачивается, напоминая колыбельную песню. В то же время диапазон ее довольно широк для колыбельной – секста, в основе напева ангемитонная пентатоника (c-d- f- g a), на концах стихотворных строк нисходящие глиссандирующие скачки на сексту, кварту. Возможно, что изначально песня существовала как шуточная или бытовая, была популярна, любима народом, иначе как объяснить, что впоследствии она превратилась в колыбельную? 

           В ходе экспедиции в Джидинском районе были зафиксированы 7 песен, относящиеся к жанру лирических песен – 3 из которых, сообщенные Занаевой Доржо Базаровной, уроженкой с. Санага Закаменского район - это песни закаменских хонгодоров - «Хангал харашни дошхонхон даа», «Харьялдаг булаг», «Ургэнхэн Санага». Об этом вновь свидетельствует диалектные особенности текста. Мелодии двух песен основаны на ангемитонных узкообъмных ладозвукорядах - тетратониках (h-d-e-fis; a-c-d-e).

           Две лирические песни - «Эмниг хээр», «Хадын ундэрые суудэрлуулсэн» - песни сартулов. Песню «Эмниг хээр» спел Буянтуев Мунко Ринчнович, 1939 г.р., уроженец с. Алцак. Информант поясняет, что эту песню он слышал от своего дяди по материнской линии Буянтуева Ринчина Цыдыповича (1874-1965 гг.), уроженца с. Алцак. В основе пластичной мелодии, с внутрислоговыми распевами – пентатоника (dis-fis-gis-h-cis). Мелострофы строятся из повторений мелодических фраз в каждой строке – А-А1-А2-А3-А4.

         Вторая лирическая песня сартулов «Хадын ундэрые суудэрлуулсэн», записана в с. Цагатуй от Чагдуровой Цыбикжап Цыреновны, 1920 года рождения. Она же исполнила шуточную песню «Болоон тэсэрхэй машинаар». Обе эти песни исполнены на одну мелодию, что довольно часто встречается в народном творчестве, когда певец исполняет на один напев разные тексты. В мелодии этих песен - силлабический стиль распева слогов стихотворного текста, узкообъемный ладовый звукоряд – ангемитонная тритоника (as-ces-des), что говорит о древности происхождения этой мелодии.

          Две лирические песни сартулов «Сайхан голой эхиндэ», «Алцак нютага магтач» сообщила Будаева Гармажап Ринчиновна, уроженка с. Алцак. Эти песни объединяет одна тема – в них воспевается любовь к малой родине, к отцу и матери. Ладозвукоряды песен представлены узкообъемными ангемитонными ладами - тетра и пентатоникой.

 

Попова Наталья Рабдановна, музыковед,

 заведующая Детской школы искусств им. Бау Ямпилова

 при Колледже искусств им. П.И. Чайковского